Лживая правда и правдивая ложь

Прежде всего хочется немного развести понятия. Ложь бывает разная: истинная ложь, служащая корыстным целям или избеганию наказания, хвастовство, когда человек выдает себя не за того, кем является или преувеличивает свои достоинства с целью понравиться, добиться внимания без преступных намерений и, наконец, «ложь во спасение», ложь с благой целью. Ведь мы не говорим смертельно больному человеку о его болезни, а наоборот,  подбадриваем, вселяя надежду, стараемся успокоить пожилого родственника, избегая разговоров о том, что может его огорчить, говоря: «Да у меня все в порядке, нет проблем!», наконец, рассказываем маленькому ребенку о Деде Морозе или доброй фее.  Существуют также понятия государственной, военной, профессиональной и др. тайны, для сохранения которой также нельзя говорить правду непосвященным. Есть и «бытовая» повседневная ложь, например, правила хорошего тона, что можно, а что нельзя и в какой форме, говорить в обществе.

Во всех этих случаях, кроме, пожалуй, последнего, задействованные биологические механизмы и процессы, происходящие с человеком, немного разнятся. Но всегда присутствует одно, выброс адреналина, гормона стресса, со всеми присущими вегетативными реакциями: изменение цвета кожи, тембра голоса, тремор рук, потливость, сердцебиение. В дальнейшем, по мере развития ситуации, в случае удавшегося обмана, появляется восторг, эйфория: «Я круче всех!!! Я всех сделал!!!». В крови появляются эндорфины, вещества радости и счастья. В дальнейшем, рано или поздно, просыпается чувство вины и/или страх разоблачения. Здесь – другие гормоны надпочечников. Т.е. – такие своего рода биохимические и эмоциональные качели. То подъем и эйфория, то спад и вина, тревога, страх. Это присуще и «лжи во благо», раскаяние здесь отсутствует, но всегда сохраняется напряжение, риск случайного разоблачения, т.е. постоянный стресс.

  Станет ли человек лгуном, зависит прежде всего от его родителей и от условий, в которых он рос и воспитывался в самый ранний период жизни. В психологии это называется асоциальный тип адаптации. У человека не сформированы базовые понятия добра и зла, разрешенного и запрещенного, хорошего и плохого. Это бывает в случаях, когда родители просто ребенком не занимаются, когда нет четкой общей для всех взрослых схемы поведения (папа наказал, а мама пожалела и дала конфетку; сегодня за что-то похвалили, а через пару дней, за то же самое наказали; у мамы с папой режим и порядок, а у бабушки внук царь и бог), когда родительская семья деструктивна (кто-то является носителем зависимости, отношения строятся на тирании и подчинении, семейные границы слишком жесткие или наоборот размытые). Во всех этих и похожих ситуациях ребенок не получает главного – безусловной родительской любви, принятия и чувства безопасности. Чтобы выжить, ему необходимо приспосабливаться, лавировать, угадывать настроения и реакции значимых взрослых. Он не умеет и боится непосредственно выражать свои чувства. Общение со взрослыми для него – путь по минному полю. Отсюда стремление подстраховаться, спрятаться за неправду, которая может понравиться.

У людей, часто лгущих и хвастающих, самооценка и принятие себя таким, каков есть (самопринятие) низкие. Следствием и является придуманный, сплетенный из лжи «фасад», предъявляемый внешнему миру.

Кроме того, определенную роль в развитии лживости играют и упоминавшиеся ранее эмоциональные качели и выбросы эндорфинов. Это может произойти с человеком, который не умеет наполнить свою жизнь эмоциональными событиями, не умеет получать гормоны радости естественным путем в реальной жизни. Удовольствие, получаемое от лжи сродни удовольствию от любой другой зависимости, алкогольной, наркотической, игровой.

  Отсюда и сложности в перевоспитании вруна. Вообще перевоспитать кого-либо невозможно. Можно только помочь человеку самому изменить себя, пробудить внутреннюю потребность к переменам, к личностному росту. Пока врун доволен сам собою и своей судьбою, он меняться не будет, хоть «обвоспитывай» его. Прежде всего, нужно, чтобы лгун в полной мере сталкивался со всеми негативными, для него самого, последствиями лжи.

  Что делать, если Вас обманывают? Прежде всего успокоиться, выплеснуть первый эмоциональный порыв каким-нибудь социально приемлемым способом. Ведь когда эмоции кипят, разум «отдыхает». Мы так устроены, что рационально мыслить и сильно чувствовать одновременно не можем. Одно полушарие мозга блокирует работу другого.

 Как только вернется способность рационально и конструктивно мыслить, целесообразно проанализировать свое собственное поведение и видение ситуации. Что я сам в отношениях с человеком, обманувшим меня, делаю не так? Почему он мне не доверяет? Чем я провоцирую обман? Ответив на эти или подобные вопросы самому себе, можно начинать беседы с обманщиком.

Каждый случай обмана и его последствия индивидуальны. С ребенком мы будем говорить  в ином тоне и другими словами, чем со взрослым. А с родным человеком  - иначе, чем с коллегой. Общим является только одно: построение беседы в форме «Я»- высказываний. Не «… Ты врун и негодяй!!!», а «…Мне больно и обидно, что я оказалась обманута. Это привело к таким-то и таким-то последствиям. Мое отношение к тебе изменилось.». В случае «Я» - высказываний мы прежде всего сообщаем о своих чувствах и последствиях проступка, а не обвиняем. Это позволяет оппоненту понять вашу позицию, результаты своего деяния, задуматься о последствиях, а не сразу же кидаться в контратаку. Ведь, как известно, лучшая защита – нападение.

В случае же только подозрений на обман, стоит ограничиться первой частью, анализом своего собственного поведения и эмоциональных реакций. Возможно, выяснения отношений уже не понадобится.

И еще. Пожалуй, не стоит загонять человека в угол своими разоблачениями, если есть желание или необходимость продолжать с ним отношения. Стоит оставить оппоненту поле для маневра и отступления. Самоутверждение в этой ситуации может привести к потере отношений.

Наконец, рассказав о своих негативных чувствах, можно просто простить. При условии раскаяния обманувшего, выраженного не обязательно словесно, а возможно какими-то поступками или эмоциональными реакциями. Всем будет легче.

Возможен ли мир без лжи? Скорее всего, Нет. Как неистребимо желание человека казаться лучше, чем он есть, получить выгоду, избежать проблем. А также пока существуют правила хорошего тона, границы государств, различные секреты. Абсолютно искренен и правдив только новорожденный младенец. Ему некомфортно – он плачет. Как только ребенок начинает говорить и общаться с другими, он обучается лжи. А станет ли она корыстной, преступной или останется в социально приемлемых рамках фантазий и правил поведения в обществе, во многом зависит от родителей и окружения.